Ветеран приморского спецназа и участник боев на Донбассе поделился своими воспоминаниями

Что такое героизм? Вы знаете? Героизм — это не с гранатой под танк, уверен ветеран приморского спецназа и участник боев на Донбассе

В апреле исполняется четыре года с момента провозглашения независимости Донецкой и Луганской Народных Республик. Произошло это в 2014 году 7 и 28 апреля соответственно.

Напомним, что Донбасс восстал против нацистов и бандеровцев, захвативших власть на Украине в результате госпереворота, за которым стояли деньги и тотальная поддержка Вашингтона. Киев собирался тогда залить кровью местного населения восставшие территории. Именно так бы и произошло – трагедия в Одессе является тому подтверждением. 

Одними из первых на призыв Новороссии о помощи откликнулись ветераны «Боевого братства», приморское отделение которого нынешним летом отметит 20-летнюю годовщину. Накануне юбилея журналист «В» встретился с членом правления владивостокского отделения Всероссийской общественной организации ветеранов «Боевое братство» Игорем Радченко. Игорь Дмитриевич – участник боевых действий на Донбассе. Воевал он там совершенно бескорыстно, не получая (что бы кто ни говорил) ни от кого никаких денег. Ранее он служил в одной из отдельных частей спецназначения на территории Приморья. 

Лекарства через всю Россию

Недавно Радченко вновь побывал в Луганской Народной Республике, доставив туда большую партию гуманитарной помощи.

 

 

 

Из дневников Игоря Радченко:

«Никогда не пойму тех, кто смотрит на мир через розовые очки. Тех, кто считает, что война, смерть, нищета, голод, убийства, любое насилие над личностью – это что-то происходящее всегда далеко, у других и не с ними. 
Они отделяют себя от человечества, видимо, считая себя неизмеримо более удачливыми, чем те, кого коснулось горе. Так вот, я их разочарую. Несчастья никому избежать не удастся. Донбасс. Война идет уже четыре года. Столько длилась Великая Отечественная! Все это время самые обычные люди, в основном мирных профессий, противостоят украинской армии, наемникам и прочим карателям, которые по факту – убийцы мирного населения, убийцы детей. 
А есть вставшие на защиту своей земли и приехавшие им помочь добровольцы. Есть те, кто хотя бы морально поддерживает бойцов, не имея реальной возможности помочь по-другому в силу действительно серьезных причин. Есть помогающие деньгами. Есть собирающие и привозящие гуманитарную помощь. Вот это – нормально. Нормально – внести свой вклад в защиту людей. Спасая других, мы спасаем себя, спасаем жизнь и будущее наших детей. И это не пафос…»

– Игорь Дмитриевич, в чем нуждаются сейчас защитники и жители Донбасса? Что вы им привезли из Приморья?

– В конце зимы по всему Приморскому краю велся сбор гуманитарной помощи для мирного населения, проживающего в прифронтовой зоне и ежедневно подвергающегося обстрелам укров. Им в первую очередь требуются медикаменты.

Приморцы приносили вещи, консервы, детские игрушки, учебники, товары первой необходимости, средства гигиены. Но от всего этого приходилось отказываться из-за проблем с логистикой и доставкой. Зато мы собрали более 100 кг лекарственных препаратов. Всю партию отправили аэрогрузом в Ростов-на-Дону. В аптечном управлении Ростовской области приобрели по оптовым ценам еще часть неотложных медикаментов и некоторые дорогостоящие лекарства для раненых бойцов.

Приморцы, как и весь российский народ, уже оказывали ранее гуманитарную помощь жителям юго-востока Украины. Будем это делать и дальше.

При прохождении границы между РФ и ЛНР были проблемы из-за указа руководства Луганской Республики (отметим, что главу ЛНР Плотницкого уже отстранили от должности. – Прим. авт.) об ограничении провоза медикаментов. Поэтому уже на месте документы на провоз груза пришлось оформлять по линии МЧС России. Всю партию лекарственных средств общим весом более 200 кг также завозили конвоем ростовского МЧС. На границе к нам присоединились со своим гуманитарным грузом бывшие военнослужащие ТОФ, ныне живущие в Смоленской области. Они на собственном транспорте привезли продукты питания, игрушки, вещи для детских учреждений Малороссии. 

Встречал нас командующий юго-восточным направлением ЛНР, создатель казачьего полка имени Стаса Синельникова генерал-майор казачьих войск Александр Гайдей (его позывной РИМ: Родина, Идея, Мужество). Медикаменты передали в полевые госпитали 12-го и 13-го батальонов территориальной обороны, прикрывающих соответственно города Свердловск и Ровеньки, а также в городские медучреждения. Кстати, предыдущий гуманитарный конвой был доставлен в расположение бригады ополченцев в Дебальцево. О благодарности принимающей стороны даже и рассказывать не имеет смысла. Помощь пришла как нельзя вовремя: резко обострилась ситуация на линии противостояния между ЛНР и войсками Киева.

Батальонам ЛНР в Свердловске и Ровеньках были переданы флаги «Боевого братства», командирам и офицерам боевых подразделений частей вручили юбилейные медали «20 лет ВООВ «Боевое братство» и почетные грамоты. 

Можно ли привыкнуть к обстрелам

– Вы сами долго воевали на Донбассе?

– В 2014 году периодически приезжал, а с начала 2015 года находился в зоне боевых действий уже на постоянной основе. И бессменно воевал там 1,5 года, был командиром взвода с позывным Немо. Из-за состояния здоровья пришлось приостановить участие в боевых действиях. Но командировки на войну, как видите, продолжаются. Помогаем братьям медикаментами и другими неотложными вещами.

 

 

 

– В вашем подразделении служили только бывалые и уже обстрелянные ребята?

– На защиту Донбасса люди приехали по призыву сердца. И подготовка у них самая разная. Некоторые и автомат-то никогда в руках не держали. Уже на месте учились обращению с оружием. 

В моем подразделении воевали не только россияне. Были француз, серб, немец, которые вначале по-русски вообще не говорили. Подобный интернационал наблюдается и в других воинских частях ЛНР и ДНР. Из моего «интернационала» воевать умел только француз, у него за плечами была служба в знаменитом Иностранном легионе.

Стоит отметить, что не все добровольцы прижились. Ведь помимо смертельной опасности есть еще и бытовые трудности. Хотя в нашем батальоне снабжение было гораздо лучше, чем у соседей. Но только сильные духом готовы ходить под Богом, а также достойно преодолевать все тяготы и лишения окопной службы. 

Кстати, в Луганской Республике первую линию обороны держат казачьи подразделения. На сегодняшний день порядка 10 тысяч местных жителей позиционируют себя с казачеством, притом что многие из них с оружием в руках защищают родную землю от украинских националистов. Народная милиция защищает от нападений со стороны «укропов» вторую и третью линии.

В зоне моей ответственности находилось пять блокпостов (на каждом стоит примерно 12 человек). Между ними и перед ними дозоры. Передовая как раз напротив городка Щепки, который является опорной базой для украинской армии. Сам фронт находится в 14 км от Свердловска. В свою очередь, этот 30-тысячный городок расположен от Луганска на расстоянии 84 км. Мое подразделение прикрывает села Раевка, Веселая Гора и Христовое, дачи села Обозного и поселка Ленина, а также дорогу на город Счастье. Все это в излучине речки Северный Донец. Для батальона ширина по фронту составляет 12 км.

Личный состав службу на передовой осуществляет на ротационной основе: две недели в окопах и две недели на отдыхе в тылу (дома по хозяйству помочь, огород посадить или урожай убрать). В это же время ведутся боевая подготовка, учения, изучение новых видов оружия. В момент обострения на фронте личный состав на передовой усиливается.
Сразу скажу, что было очень много «трехсотых». В зависимости от характера и тяжести ранений ребят либо лечили на месте, либо отправляли в Питер – для проведения сложных операций. У меня лично было несколько ранений, но, к счастью, не самых тяжелых. 

Из дневников Игоря Радченко:

«Хочется верить, что мы не зря проливали кровь за Новороссию! Я не уходил с передовой прошлым летом, не жаловался на болячки. Я понимал, что это не компьютерная игра, это наша жизнь! Жизнь, которая забирает наших ребят! Мы РУССКИЕ, и все понимали, что это не просто слова, это состояние души…»

– А где брали оружие и боеприпасы?

– Самым первым, что оказалось в руках у восставшего народа, были запасы тола и аммонита из местных шахт. Люди приходили со своим охотничьим гладкоствольным оружием. Донбасские умельцы сами готовили вооружение. К примеру, из шахтного домкрата вытачивали минометные установки под имеющиеся на захваченных складах ВСУ боеприпасы. Даже восстанавливали музейные экспонаты времен Великой Отечественной, так у нас появилось ручное противотанковое ружье под патрон от крупнокалиберного пулемета «Утес». 

А потом все оружие нам поставляли сами «укропы». Первых прибывших на Луганщину карателей разоружили, их отпустили, а все вооружение взяли себе. Далее начались котлы (окружение противника. – Прим. авт.), снабжавшие нас стрелковым и более тяжелым оружием, техникой. Карателей уже брали в плен, нам же доставались самоходные артиллерийские установки, ракетные системы залпового огня. В одном случае в котле разом оказалось 18 танков Т-62 и Т-64 различных модификаций, 34 бронетранспортера, 5 боевых машин пехоты. Противник постарался все взорвать, но что-то нам удалось получить для дальнейшего использования по назначению.

Из дневников Игоря Радченко:

«Я перематываю у себя в голове кадры войны на Донбассе. Я вновь и вновь смотрю на эту искусственную вражду между одним и тем же народом. И я, кажется, не могу понять причин и мотивов. Не могу определить тех стимулов, которые двинули этих украинских граждан воевать. Что может заставить этих простых в сущности своей людей сознательно взять в руки оружие и убивать? Убивать женщин, детей и стариков. Убивать равных и подобных себе. Сеять смерть вместо пшеницы. 
И я вспоминаю, как еще буквально два года назад все эти агрессивно настроенные мужчины были простыми хлеборобами, слесарями, строителями, работягами до самых костей своих. Размышляю над тем, что или кто двинул эту созидательную силу, строившую дома и собирающую урожаи, в эти жернова тотального разрушения. Разрушения не только Донбасса, не только Украины, но и своей жизни».

– Поделитесь впечатлениями от передовой.

– Если кратко, то это непрекращающаяся ежеминутная война. С середины 2015 года она носит позиционный характер. Как мы знаем, первая кровь пролилась именно в городе Счастье. В этом городе располагается крупная действующая региональная ТЭЦ, обеспечивающая электричеством Харьковскую, Запорожскую, Донецкую и Луганскую области по обе стороны конфликта. Поэтому там находятся подразделения националистов и наемников. Регулярным частям вооруженных сил Украины (ВСУ) не доверяет собственное командование, поэтому их не пускают на наиболее важные объекты. «Нацики» держат у зданий цехов всю свою тяжелую технику и вооружение, включая самоходные артиллерийские установки и танки. Знают, что по ТЭЦ стрелять не будут.

На той стороне постоянно проходят разборки между «нациками» и всушниками. Часто по пьяной лавочке обстреливают друг друга из различного оружия, а пьяные они постоянно. Уже как по традиции в четыре утра выезжает колонна «нациков» на «Уралах» с гаубицами на прицепах. И от собственной линии передовой они открывают огонь по своим «братьям». Украинские СМИ аж захлебываются от злости, что в очередной раз «террористы» напали на Украинушку и ее мирные города, пока «потомки древних шумеров» смело и бескорыстно защищают Европу от нападения России. Однажды мы засняли это «кино» и отправили армейцам. Те «умылись», подсчитали потери и задумались о мести. Под покровом ближайшей ночи вырезали несколько пьяных нацистов. Понятное дело, что обе стороны в нападениях обвиняют «повстанцев» и российскую армию. Теперь и «нацики», и всушники в увольнительные ходят только группами – страшно, что свои порешат.

И это не считая постоянных самострелов и убийств, дезертирства и других «чудачеств» по пьяному делу. Приведу один пример. В марте «воины» загнали в капониры тяжелую технику. Тут как раз выдали получку, вся рота ушла в запой. В это время пригрело солнце, снег растаял и залил капониры водой. Ночью ударил мороз, воду сковало льдом вместе со всеми танками и боевыми машинами пехоты. Именно в этот момент пришел очередной приказ стрелять по мирным поселкам. А техника скована льдом и выехать не может. Другими танками выдернуть замерзшие машины не смогли – тросы рвались, гусеницы слетали, движки выходили из строя.

 

 

 

На войне как на войне

– С нашего батальона берет свое начало вся история вооруженного сопротивления на Луганщине. Гражданская война началась в апреле 2014 года со штурма здания СБУ в самом Луганске и первого открытого боестолкновения в районе города Красный Партизан между карательным отрядом из Киева и казачьей сотней, вставшей на их пути к областному центру. Там же появился и первый «двухсотый» с нашей стороны.

От случайных шальных разрывов и целенаправленных обстрелов жилых кварталов, школ и больниц стали гибнуть дети, женщины, старики. Вернулся ад времен Великой Отечественной. Люди стали спасаться в лагерях беженцев. 

Из дневников Игоря Радченко:

«Из всего населения Украины мне жаль только жителей юго-востока: мать, закрывающую собой ребенка в Славянске, старика, еле спускающегося в подвал в Константиновке, мальчишку, не успевшего выскочить из горящего Дома профсоюзов в Одессе, женщину, попавшую под обстрел в Луганске, девочку с грудным ребенком, убитых перед входом в бомбоубежище в Горловке, семью, оказавшуюся под завалами дома в Донецке. Выживших, бросающих свои дома или то, что от них осталось. Им не дали выбора – жить или умереть. Решение было принято за них…»

– Игорь Дмитриевич, в какой момент решалась судьба Донбасса?

– Самыми тяжелыми оказались начальные бои под Красным Партизаном. Подразделения защитников еще только создавались. Будущие боевые единицы лишь обретали свои очертания, а неизвестные командиры становились легендами – 4-й батальон территориальной обороны Алексея Мозгового (погиб в 40 лет), 6-й отдельный мотострелковый казачий полк имени М.И. Платова Павла Дремова (погиб в 39 лет) и другие. 

Без всякой подготовки, только со стрелковым оружием их с ходу отправляли на незащищенные участки фронта. Воевать они учились уже на передовой в боях с регулярными частями Киева и отрядами «нациков».

Из дневников Игоря Радченко:

«Небольшое село Обозное на линии соприкосновения. Чуть ближе к городу Счастье. …Самая что ни на есть передовая. Позиции ВСУ видны даже без бинокля. Сейчас правительство ЛНР в одностороннем порядке соблюдает Минские соглашения, так что артиллерии здесь нет. Нет даже минометов. Только ополченцы в разнообразной форме и с автоматами. 12-й БТрО – казачий батальон РИМ. 
По ночам вести себя здесь нужно очень тихо. Неудачно дернешься, не прикроешь вовремя сигарету — откроют огонь. Позиции у ВСУ здесь пристрелянные. Передовая со всеми ее законами. Прикрывай сигарету, говори шепотом, не включай в темноте телефоны, смотри под ноги и не сходи с тропинки — незваные гости могли поставить растяжку. Сегодня относительно тихо. Комары, кузнечики и одиночные выстрелы из минометов. Это регулярная армия. У них есть разведка, есть танки, есть артиллерия. У нас — одни автоматы. Если они сюда нахрапом попрут, то шансов выжить — даже не 50%. Скорее всего, выживет десяток из ста. И то если воевать умеешь – знаешь, куда отходить и куда спрятаться. Получается так: если они пойдут здесь на прорыв, то у нас шансов нет! Их, конечно, остановят. Но уже не мы. Мы задержим ненадолго. 
Этакие луганские донкихоты. Они сейчас здесь, окапываются, по очереди варят борщ, играют с котятами, несут дежурство. Прекрасно зная, что если ВСУ пойдут в наступление, то никто из них не останется в живых. Но наступление они задержат. Задержат со своими старенькими автоматами, со своими старательно вырытыми окопами и блиндажами, без тяжелого вооружения, которое — вот уж благородный шаг — Луганская Народная Республика демонстративно отвела от линии фронта. 
Обычные ребята. Кто постарше, кто помоложе. Большинство — шахтеры. Абсолютно все — добровольцы. Недавно в больницу отвезли «трехсотого». Оторвало ногу на противопехотной мине. Это уже обыденность. Столько мин и растяжек здесь поставили – никто их уже не считал, и трудно представить, где они возникнут на следующее утро. 
К половине одиннадцатого одиночные плевки минометов затихают. Зато вдалеке начинает, слышен «гром». Это ВСУ открыли огонь из тяжелого вооружения. Из какого именно — сложно разобрать за дальностью. Через полчаса вечер перестает быть томным. На горизонте с украинской стороны мелькает несколько сигнальных ракет. Настораживаемся, поудобнее перехватываем автоматы. Это их разведывательные группы вышли. Передают друг другу какую-то информацию с помощью этих ракет. Через пять минут вновь начинается минометный обстрел. Минометный обстрел — это, в общем, довольно скучный процесс, если его описывать. ВСУ ведут огонь со стороны Луганской ТЭС, от Счастья по нашим позициям. Используются минометы 82-го и 120-го калибра, что, естественно, не вполне соответствует Минским соглашениям. Но означенные соглашения — не для ВСУ, а для ополченцев, как мы уже выяснили. 
На украинских позициях раздается громкий «бах», расцветает короткая вспышка, а через несколько секунд мина разрывается уже у нас за спинами или прямо перед нами. Волнуется только кошка, которая начинает лихорадочно переносить свое потомство на чердак соседнего дома. 
…Ладно, я спать пошел, — машет рукой вернувшийся из «секрета» боец, откладывает автомат и залезает в укрытие. Действительно, ничего удивительного в концертах с цветомузыкой нет. Они здесь происходят ежесуточно. Что такое героизм? Вы знаете? Героизм — это не с гранатой под танк. Это ежедневное выживание под обстрелами. Служба с ясным осознанием того, что в случае наступления врага ты станешь первой жертвой. И ответ на вопрос «почему?» — потому что больше некому. Потому что мирные жители Луганщины очень боятся того, что к ним придут украинские войска. Потому что кто-то должен защищать этих мирных жителей…»

– Как далеко находятся позиции друг от друга?

– По-разному. От десятков метров в самом узком месте у железнодорожного моста до 1,5 километра. Даже это расстояние находится в зоне работы снайперов.

– Часто происходят попытки прорыва диверсионно-разведывательных групп врага?

– Очень часто, мы даже подсчет не ведем этим вылазкам противника

Малороссия ждет возвращения в Россию

–Как сейчас живут люди на Донбассе?

– Жизнь налаживается. Люди привыкают жить под постоянными артобстрелами. Разруха преодолевается, инфраструктура восстанавливается. В крупных городах даже открылись магазины по продаже автомобилей. Появились кафе, кинотеатры, автобусы перевозят пассажиров. Ремонтируются дороги, дворники чистят территории. Пенсии платят уже не из Киева, а власти ЛНР и ДНР. Справедливости ради скажу, что пенсии мизерные – от 2 до 3 тысяч рублей. Зато цены под стать российским. Оживают шахты, металлургические заводы, ремонтные мастерские. Антрацит вновь поставляется на экспорт по всему миру. 

 

 

 

Армейские корпуса, стоящие на защите республик, далеки от своего первоначального состояния отрядов ополчения. Теперь это боеспособные соединения, готовые дать отпор регулярным войскам и батальонам националистов Украины. Укрепились оборонительные позиции и дисциплина на фронте. Никто не верит, что Киев будет следовать Минским соглашениям, а потому порох держат сухим. Соотношение сил в технике, тяжелом вооружении и личном составе на уровне 5 к 1 в пользу Украины. Такое преимущество традиционно создается перед большим наступлением. Но пусть «укропы» не надеются, что сумеют сломать ополченцев-добровольцев, они получат достойный отпор. Даже если случится непоправимое и фашисты войдут на территорию Донбасса, то уничтожить местное население им не позволит Россия.

– Чего ждут от будущего на Луганщине?

– Только одного: возвращения в Россию.

– И последний вопрос. Встречали там земляков?

– Да. В том числе из Владивостока и Уссурийска. Один из них в нашем же батальоне служил. Другие служили в иных подразделениях, но весточками иногда удавалось обмениваться.

Автор: Николай КУТЕНКИХ, фото из архива Игоря РАДЧЕНКО

Дата публикации: 27-04-2018, 15:38
Уважаемый посетитель, в данный момент Вы зашли на этот сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
» » Ветеран приморского спецназа и участник боев на Донбассе поделился своими воспоминаниями



Архив новостей
Октябрь 2018 (18)
Сентябрь 2018 (24)
Август 2018 (40)
Июль 2018 (29)
Июнь 2018 (27)
Май 2018 (38)